Онейроїд - сновидне затьмарення свідомості з напливом мимоволі виникаючих фантастичних уявлень, мрій

ОНЕЙРОИД — самая «древняя» группа Полтавы

06.02.2011, інтернет-видання «Полтавщина»

«Музыка вечна, а мы — лишь пыль в ожидании ветра» © Андрей Боркунов (Бурлик)

«Онейроид» — одна из самых интересных альтернативных групп не только в Полтавской области, но и во всей Украине. Эти ребята, если говорить без лишней скромности, достойны лучших европейских сцен, но им это не нужно. Они просто творят музыку для людей, совершенно не заморачиваясь о прибыли и славе. Основная идея их проекта — борьба с вульгаризацией пространства.

Немного фактов

Значение названия. Онейроид (oneyros — сон; oneyroid — подобный сну) — изменённое состояние сознания с наплывом сновидных представлений, фантастических переживаний, которые, в отличие от галлюцинаций, имеют законченный сюжет, целостное содержание. Один из симптомов шизофрении. Также употребляются трактовки: «сон на яву», «воспаление сновидений».

День рождения. Группа «Онейроид» создана в Полтаве 25 декабря 1992 года по инициативе двух молодых врачей — Андрея Боркунова и Анатолия Волика.

Альбомы. За 18 лет своего существования группа записала 3 студийных альбома («Китай в огне» (1994—1995 гг.), «Части Тела» (1998 г.), «Giftstoffe» (2009 г.)), и более 20-ти неофициальных.

Состав группы. Со времени основания «Онейроида» в нем успели принять участие до 80-ти музыкантов. На данный момент в состав группы входят:

Андрей Боркунов (Бурлик) — вокал;
Оксана Дронова (Вишня) — вокал;
Валерий Власенко (Валера) — гитара;
Феликс Бродский (Доктор Феликс) — труба, флейты;
Макс Ржеко (Дафанки) — бас;
Игорь Малюков (Гоша) — барабаны;
Вова Гречуха — перкуссии;
Дима Белоконь — перкуссии;
Анатолий Волик (Тоха) — тексты;
Максим Солодовник — менеджер.

Интервью со звездой

Всеми секретами и тайнами «Онейроида» с читателями «Полтавщины» поделился солист группы — Андрей Боркунов.

— Андрей, расскажи немного про «Онейроид», про его рождение и взросление.

— Группа образовалась в 1992 году. Я и Анатолий Волик, вдвоем, люди, вернувшиеся из армии, до этого окончившие медучилище, такие фанаты медицины, работающие фельдшерами в армии, готовящиеся поступать в мединститут, уважающие медицину, придумали название «Онейроид». И мы в 1992 году увидели, что в Полтаве появилась куча интересных групп. До этого, кроме «Угла зрения» не существовало вообще никаких команд. И мы решили тоже создать свою группу. Назвали ее «Онейроид» и хотели выступить на фестивале в Доме политпросвещения (в этом здании теперь находится «Лтава»), но нас туда не пустили из-за панковости.

Тогда мы, назло им, в 1993 году, в декабре, организовали первое клубное выступление в Полтаве. До этого музыканты выступали только в концертных залах или на больших площадках. Так вот, мы арендовали помещение кафе «Уют» (раньше такие кафе называли стекляшками), что было некогда на Браилках возле магазина «Космос». Вместе с Анатолием Воликом придумали тему рассылки, я помню, тогда еще билет стоил 35 000 купонов. Мы пригласили журналистов и провели панк-фестиваль «Будущего нет», в котором участвовали: «Арахнофобия», КГБ, КАА («Клуб анонимных алкоголиков»), «Эпитафия» и «Онейроид». Это было достаточно жестко. Даже в газете «Зоря Полтавщины», которая принадлежала власти, была маленькая заметка о том, что группа «Онейроид» организовала свой фестиваль.

— А как вам удалось все провернуть?

— Мы заказали кафе, как на свадьбу, и все думали, что будет свадьба. А тут приехали какие-то чуваки, загрузили аппарат, поставили столы. В то время, в 1993 году, была проблема с бокалами, о которой современная молодёжь не знает. Тогда пили с баночек, поллитровых баночек. И не было пластиковых тар. Вообще никаких. Мы покупали в пивном ларьке, что стоял рядом, пиво десятилитровыми ведрами. Эти ведра ставили на стол, оттуда люди баночками черпали пиво и пили.

Это был первый панк-фестиваль в Полтаве. А потом пошло-поехало. Мы начали делать выступления и других команд, и нашей в арткафе «Парсуна». На то время репетиции «Онейроида» проходили рядом с «Парсуной», в ДК ПТК, и мы свою аппаратуру таскали в это арт-кафе, включали, и там выступали разные интересные группы. И мертвые ныне люди там играли в окружение картин.

— Какая группа «Онейроид» сейчас?

— Совсем недавно мы выпустили немецко-русский альбом «Giftstoffe» на Moon-records.

Мы, на самом деле, экспериментируем, и делаем разные вещи и в последнее время стараемся каждый год выпускать какую-то новинку. После «Giftstoffe» мы сделали «Ходень», уже откатали эту программу, сейчас вот придумываем «Мобильную слизь». В задумке уже есть альбом, который Воликом написанный полностью, он называется «Палыво». Этот альбом будет украиноязычный и очень жесткий.

— Андрей, а что вы хотите донести слушателю своей музыкой?

— Онейроид — сложная группа. Она существует в несколько пластов. Первый пласт — это динамика музыки, когда человек слушает динамику. Второй момент, это когда человек слушает ритмику. Третий момент — он слушает мелодизм. Четвертый момент — он слушает энергетический посыл, когда что-то происходит. Недавно один блогер написал: «Вот я включаю наушники и слушаю „Giftstoffe“, а потом прихожу на концерт и слушаю тот же „Giftstoffe“ — и это очень большая разница. На концертах меня уносит». Это и есть энергетический посыл. Следующий, и самый интересный, верхний, пласт, это лингвистический посыл: стихи, которые для нас пишет один из лучших поэтов Украины — Анатолий Волик.

Мы не просто брынькаем на гитаре, мы несем посыл людям. Мы боремся с вульгаризацией пространства, так сказать, с лысыми головами.

Я тебе скажу, не хвалясь, просто констатация факта — мы самая древняя из существующих ныне групп в Полтаве. То есть все группы появились позже. Могу тебе привести пример: группа ДМЦ, известная не только всей Полтаве, но и далеко за ее пределами. Как она образовалась: Андрей Гречаник, солист группы, пришел на концерт «Онейроида» и подумал: «Ого. Чуваки так играют, и я так могу». И взял в руки гитару, и начал играть. То есть мы являлись стимулятором музыкального движения в Полтаве на протяжении уже 18-ти лет. Реально люди и должны так существовать музыкально. То есть я живу официальной жизнью, я врачом работаю, у меня семья, но без музыки я не могу, потому что музыка — это душевные вещи, а все остальное — земное.

— Расскажи немного о своей жизни.

— У меня жизнь, знаешь, какая? Я живу 25 часов в сутки — есть такая фраза. Бывает 27. Мне нужно так ускориться, что бы все успеть.

— Андрей, хочу сказать тебе спасибо и пожелать успехов в творчестве.

— И тебе большое спасибо.

Юлия Иванова